Без суеты

Без суеты

Культура «медленного движения» сначала стремительно завоевала кулинарный мир, а сейчас уже распространилась на самые разные сферы жизни – от моды и медицины до производства, при этом она оказалась на удивление продуктивной.

Текст Даниэль Дэйси
 Иллюстрации Матт Мёрфи

Tемп нашей жизни стре­мителен, как никогда. Мы постоянно на связи благодаря смартфонам. День начинается и заканчивается тем, что мы проверяем электронную почту. Мы пересекаем континенты, чтобы попасть на совещание, стремимся делать всё как можно быстрее и эффективнее, постоянно находясь в непрерывном потоке информации.

Темп жизни человека

Темп жизни человека

Сторонники медленного движения выступают за более человечный темп жизни, питания и работы, вмес­то того, чтобы пытаться всё сделать как можно быстрее, что приводит к стрессу и профессиональному выгоранию.

А что, если замедлить бег и начать не спеша наслаждаться жизнью? Именно этот принцип отстаивают сторонники «медленного движения». Это подразумевает радикальную переоценку темпа человеческой жизни. Вместо того, чтобы наращивать эффективность, что приводит к стрессу и профессиональному выгоранию, сторонники медленного движения выступают за более человечный темп жизни, питания и работы. И их в мире становится всё больше.

Медленное движение – это не апология лени или медлительности. Это вопрос разумного подхода и гармонии. Это искусство управления временем, организованность и ответственность.
Мони Баррето

«Люди начинают осознавать, что мы не крысы, а жизнь – не крысиные бега, – говорит Гейр Бертельсен, основатель Мирового института медленности и один из ведущих апологетов медленного движения. – Нам нужно другое отношение к жизни, чтобы уйти от традиционного восприятия успеха и статуса, где здоровье, отношения между людьми и окружающая среда отходят на второй план».

Бертельсен, как и многие другие приверженцы медленного движения, считает промышленную революцию одним из переломных моментов в восприятии времени. Появление всё более сложных машин значительно ускорило производство товаров. Развитие торгово-распределительных сетей способствовало распространению корпоративной культуры, где выигрывают те компании, которые первыми успевают обслужить клиента. О том, как это влияет на качество жизни людей, почти никто не задумывался.

Медленная медицина

Медленная медицина

Медленная медицина – это когда врачи не просто выписывают рецепт, а проводят с пациентами достаточно времени, чтобы выслушать и понять их.

По словам Бертельсена, медленное движение зародилось в Италии в 1980-х гг., когда италь­янский журналист Карло Петрини возглавил кампанию против открытия ресторана McDonald’s возле Испанской лестницы в Риме. Петрини поставил под сомнение сам принцип фастфуда и позднее составил манифест, призывавший есть здоровую пищу местного производства. Идея вызвала отклик у гурманов всей планеты – так родилось движение за медленное питание (слоуфуд).

В последующие десятилетия, рассказывает Бертельсен, это неприятие спешки распространилось и на множество других сфер жизни. Например, Медленный город – всемирная организация для улучшения качества жизни в городах за счёт замедления темпа жизни.

«Медленная архитектура – это проектирование городов, где во главу угла ставятся гуманитарные ценности, – говорит Бертельсен. – Медленная медицина – это когда врачи не просто выписывают рецепт, а проводят с пациентами достаточно времени, чтобы выслушать и понять их».

По словам Бертельсена, медленный подход даёт человеку чёткие и осязаемые результаты: снижение стресса, увеличение времени на то, чтобы наслаждаться жизнью и благополучием и т. д.

Движение за медленное питание

Движение за медленное питание

Современное медленное движение берёт свое начало в Италии 1980-х гг., когда итальянский журналист Карло Петрини возглавил кампанию против открытия ресторана McDonald’s возле Испанской лестницы в Риме.

Позднее Петрини составил манифест, призывавший есть здоровую пищу местного производства. Идея вызвала отклик у гурманов всей планеты – так родилось движение за медленное питание.

Гейр Бертельсен, основатель Мирового института медленности.

Гейр Бертельсен, основатель Мирового института медленности. Фото: Арильд Даниэльсен

Замедление может быть выгодно человеку, но не вредит ли оно производительности и бизнесу в целом? Необязательно, считает Пьер Мони Баррето, французский автор, изучающий влияние медленного движения на корпоративный мир и написавший об этом в 2015 г. книгу «Медленный бизнес».

По словам Мони Баррето, примерно с 2000 г. всё большее количество предприятий по всему миру стало пересматривать традиционные схемы работы. На некоторых из них сокращение рабочей недели и попытки снять часть стресса с сотрудников позволили повысить эффективность и производительность труда.

«Медленное движение – это не апология лени или медлительности, – говорит он. – Это вопрос разумного подхода и гармонии, искусство управления временем, организованность и ответственность».

Мони Баррето указывает на Джейсона Фрида, соучредителя Basecamp, очень успешной компании в области инструментов управления проектами, как на образец реализации медленного подхода к работе. «Фрид писал, что когда они основали компанию, он работал по 10–40 часов в неделю, – говорит Мони Баррето. – Он считал, что больше работать не было необходимости, и то же говорил своим коллегам: “никаких сверхурочных, я не люблю трудоголиков, от них больше вреда, чем пользы”».

«Подобные примеры можно найти и на производстве, – говорит Мони Баррето. – Недавно я брал интервью у Анн-Софи Панзери, генерального директора Maviflex, крупной компании-производителя автоматических и механических промышленных ворот из Лиона. Она начала вводить в практику работы ряд «медленных» методик, которые могут быть применены в разных отраслях для устранения чрезмерной нагрузки на сотрудников».

В качестве отличного примера Мони Баррето упоминает также американского альпиниста Ивона Шуинара, который создал бренд одежды Patagonia с использованием «медленной» кадровой политики. Компания отвергает идею «быстрой», «одноразовой» одежды, взамен предлагая потребителям прочную одежду, сделанную из экологичных материалов.

Ещё одним сторонником «медленной» моды является Селин Семаан, основатель компании Slow Factory в Бруклине, которая производит шёлковые шарфы с уникальными изображениями звёздного неба, полученными со спутников и телескопов НАСА. Семаан объясняет, что компания, основанная ею четыре года назад, отвергает подход крупных производителей одежды, поставляющих на рынок дешёвую продукцию в надежде, что она быстро износится и будет выброшена. Вместо этого компания производит в Италии одежду, которая создаётся без учёта сезонных тенденций в моде и с расчётом на многолетнюю носку.

«В мире массовой моды люди работают в каторжных условиях по 18 часов в день без выходных, – говорит Семаан. – Они измотаны, у них сводит руки. В отрасли серьёзные проблемы с соблюдением прав человека. А одежду после нескольких стирок можно выбрасывать. Мы же стремимся производить долговечную одежду традиционными способами старых мастеров и ремесленников».

Что же нас ждёт в будущем? Гейр Бертельсен уверен, что медленное движение приобретёт ещё больше сторонников. «Бесспорно, это движение постоянно растёт, – говорит он. – Я полагаю, что эта тенденция сохранится до тех пор, пока мы снова не обретём гармонию в жизни».

Веб-сайты:
www.theworldinstituteofslowness.com
www.pierremonizbarreto.wixsite.com/slowbusiness
www.slowfactory.com

Материалы по теме