15evo2-outlook

Большие данные для Большого брата?

Технические новшества, которыми мы пользуемся ежедневно, значительно облегчают нашу жизнь, выполняя множество задач. Но за каждым нашим шагом остаётся «электронный след». Эти огромные объёмы данных доступны многочисленным компаниям и государственным органам для анализа и использования в любых целях.

Текст Эллисон Джексон Иллюстрация Studio Muti – Folio Art

Другие отрасли Другая продукция Другие виды сервиса

ССЫЛКИ НА ТУ ЖЕ ТЕМУ

Big Brother Watch

Недоверие к «большим данным» усилилось после того, как Эдвард Сноуден, бывший сотрудник АНБ США, раскрыл секретную информацию о массовой слежке государственных органов США за телефонными разговорами и электронной перепиской граждан.

Какая именно информация собирается и кем? Никто точно не знает.

От сообщений в Facebook и Twitter до операций по кредитным картам и поездок в транспорте – почти любые наши действия создают точки сбора данных, которые государственные органы и другие организации потенциально могут использовать по своему усмотрению.

«Большие данные» – термин, обозначающий такие наборы данных, которые не могут быть проанализированы обычными системами и программами обработки баз данных. Чаще всего люди, чьи данные входят в эти массивы, не имеют представления о том, что происходит с этой информацией.

Звучит зловеще, но это факт. Стивен Грей, преподаватель аналитики больших данных Центра передового пространственного анализа при Университетском колледже Лондона, считает, что сбор больших данных – современная реальность, и этот процесс со временем будет только набирать обороты.

«Чем больше технологий проникает в наш дом, и чем больше мы от них зависим в повседневной жизни, тем больше мы генерируем данных, которые кто-то может собрать и использовать», – объясняет Стивен Грей.

Термин «большие данные» вошёл в обиход только в последние пять лет из-за резкого роста объёмов генерируемой информации в результате распространения смартфонов. По данным компании PricewaterhouseCoopers (PwC), ежедневно создаётся 2,5 нониллиона байт данных. При этом 90 % общего объёма данных в мире созданы за последние два года.

Но понятие больших данных и проблема их обработки вовсе не новы. Они существуют с момента начала использования супер-ЭВМ в 50-х гг. ХХ века. Отличие лишь в том, что технологии развиваются, и теперь существует возможность собирать намного большие объёмы данных.

Инструментарий анализа больших данных из автоматизированных программ, специального ПО и алгоритмов, доступный государственным органам и коммерческим организациям, постоянно растёт. Они могут использовать его для сканирования, извлечения и анализа неисчерпаемых запасов доступной информации из Интернета, их собственных баз данных и, с разрешения операторов, сотовых данных. Рыночная стоимость этих данных уже перевалила за 10 млрд долларов США, и, по прогнозам PwC, она должна превысить 53 млрд долларов (42,5 млрд евро) к 2017 г.

По мнению Джона Стадли, руководителя отдела аналитики данных PwC в Австралии, для бизнеса большие данные стали таким же важным компонентом работы, как опыт и интуиция при принятии решений.

«Новое ПО позволяет извлечь необходимую информацию из существующих массивов данных, а затем выполнять её фрагментацию и сортировку для анализа и прогнозирования, – говорит он. – Такое ПО обходится относительно дёшево по сравнению с прибылью, которую оно позволяет получать. Около трети компаний из тех, которые мы исследовали, при принятии решений использовали большие данные гораздо интенсивнее, чем раньше, и это утроило эффект от их применения».

Наборы данных, например, по операциям продаж вместе с данными клиентов, позволяют компаниям проанализировать покупательские тенденции и использовать результаты анализа в рекламе и маркетинге.

Показательный пример такой практики – американская компания Amazon, использующая систему рекомендаций для клиентов, основанных на данных об их предыдущих покупках.

Однако, несмотря на рост использования больших данных, многие руководители всё ещё больше полагаются на чутьё – и дорого платят за это. PwC оценивает потерю экономической выгоды коммерческих организаций Австралии от недостаточного использования больших данных в 2013 г. на уровне 48 млрд австралийских долларов (33,5 млрд евро).

Приложения для анализа больших данных используются не только в бизнесе. Большие данные используют правоохранительные органы для отслеживания потенциальных преступ­лений, оптимизации систем общественного транспорта и даже для выявления вспышек инфекционных заболеваний.

А могут ли люди получить какую-то выгоду в обмен на свою информацию?

Стивен Грей отвечает утвердительно. В качестве примера он приводит сервис поиска Google Now, который позволяет людям получить пользу от раскрытия личных данных.

Например, Google Now может считать информацию из личного календаря и о вашем местоположении, связать эти данные с информацией о ситуации на дорогах и порекомендовать, в какое время нужно выезжать из дома на деловую встречу.

«Если от этого есть конкретная выгода, пользователи часто не против поделиться личными данными», – рассказывает Стивен Грей.

Но после того, как Сноуден рассказал о программе слежения правительства США, у людей стали появляться всё более серьёзные опасения в отношении количества собираемых данных и способов их использования.

Исследование Global Research Business Network показало, что почти треть граждан Великобритании и США не доверяют государству в использовании своих личных данных. Около 40 % «очень обеспокоены» тем, как используются эти данные.

Грей признаёт, что существует опасность неправомерного использования собранных данных, однако он утверждает, что большинство опасений надуманы.

«У людей возникает представление о каком-то человеке, у которого в компьютере собраны все данные, и который может следить за вашей личной жизнью, – говорит Грей. – Фактически же автоматизированные системы собирают эти данные и комбинируют их так, чтобы пользователь мог получить от этого выгоду. Важно только, чтобы компании открыто сообщали о том, как они используют личные данные людей».

Эмма Карр, директор британской организации Big Brother Watch, соглашается с такой постановкой вопроса, однако добавляет, что регулирование сферы сбора больших данных – «исключительно сложная задача».

При отсутствии более жёсткого регулирования потребителям придётся самим прилагать усилия для защиты личной информации.

«Я думаю, что со временем придёт осознание огромной ценности информации в XXI веке, и люди увидят, как легко они расстаются с этим дорогим товаром, – говорит Эмма Карр. – Им придётся научиться гораздо лучше разбираться в этих вопросах и защищать и себя, и свою информацию».

Материалы по теме