Программа SKF Innovation Challenge

Инновации и бизнес

Мир бизнеса сегодня меняется очень быстро. Бизнес-акселераторы и инкубаторы дают возможность крупным корпорациям идти в ногу со временем, оказывая поддержку тем, кто завтра станет лидерами­ отрасли.

Текст Даниель Дэйси
Иллюстрации Роберт Бойден

Исследования и теория

Mы живём в то время, когда промышленность претерпевает постоянные изменения благодаря новым технологиям и инновациям. С появлением Uber трансформировался весь таксомоторный бизнес, Airbnb изменила наше представление о гостиничном деле, а Netflix своим подходом к производству медиапродукции бросила вызов не только телевизионным сетям, но и Голливуду.
     

Сравнение бизнес-акселераторов и инкубаторов

Бизнес-акселераторы:

  • предлагают начинающим компаниям кураторство, консультационную помощь и обучение;
  • ориентированы на ускорение развития;
  • краткосрочные проекты, зачастую от 3 до 6 месяцев;
  • опираются на групповую деятельность;
  • проекты завершаются переходом в другое качество или демо-версией продукции.

Инкубаторы:

  • предлагают начинающим компаниям кураторство, консультационную помощь и обучение;
  • не ориентированы на ускорение процесса;
  • долгосрочные проекты, до 5 лет;
  • постоянные вливания;
  • отсутствие перехода в другое качество или демо-версии.

Если раньше любая солидная компания, отвечающая потребительскому спросу, могла с уверен­ностью смотреть в будущее, то теперь предприятия рискуют столкнуться с внезапными и резкими изменениями технологий и поведения потребителей.

Что же делать в такой ситуации? Всё большую популярность получает подход, при котором предприятия сами активно включаются в инновационные процессы, налаживая связи с перспективными стартап-компаниями. Сотрудничая с бизнес-акселераторами и инкубаторами, корпорации курируют их, помогают стратегическими советами, а в некоторых случаях – и стартовым капиталом. Взамен корпорации могут получить долю в успешном новом бизнесе и, что порой более важно, перенять новые идеи и технологии.

При этом сами стартапы получают доступ к потенциальным клиентам и стратегическим инвесторам, а также к опыту и знаниям, накопленным в области производства и менеджмента более зрелыми компаниями.
ИЭН ХЭТЭУЭЙ

Компании, принимающие участие в стартапах, получают «место на передовой инновационного развития», как выразился Иэн Хэтэуэй, внештатный старший научный сотрудник Брукингского института – одного из ведущих аналитических центров США. «Они перенимают методы работы стартапов, которые помогают совершенствовать корпоративную культуру, диверсифицировать процессы развития компании и оптимизировать усилия по внедрению инноваций, – рассказывает Хэтэуэй. – При этом сами стартапы получают доступ к потенциальным клиентам и стратегическим инвесторам, а также к опыту и знаниям, накопленным в области производства и менеджмента более зрелыми компаниями. Они также получают доступ к поставщикам и рынкам, на которые им было бы трудно выйти самостоятельно. Таким образом, это сотрудничество выгодно обеим сторонам».

Согласно отчёту, опубликованному в 2017 году инвестиционной платформой Gust, с 2015 по 2016 гг. количество бизнес-акселераторов выросло на 50 % по всему миру и достигло 579, при этом число задействованных стартапов приблизилось к 9000.

«Согласно отчёту, опубликованному в 2017 году инвестиционной платформой Gust, с 2015 по 2016 гг. количество бизнес-акселераторов выросло на 50 % по всему миру и достигло 579, при этом число задействованных стартапов приблизилось к 9000. В эти проекты было инвестировано около 206 млн долларов США».

Сюзан Коэн, доцент кафедры менеджмента Школы бизнеса Робинсона при Ричмондском университете, штат Вирджиния, ­поясняет, что, несмотря на различный подход к определению этих понятий, инкубаторы и бизнес-акселераторы предоставляют стартап-компаниям площадку для развития своего бизнеса. Инкубаторы обычно ориентированы на долгосрочные программы сроком до пяти лет, в то время как в бизнес-акселераторах упор делается на быстрый запуск проектов, который часто завершается «демонстрационным днём». Как инкубаторы, так и бизнес-акселераторы могут функционировать независимо, внутри компаний или с финансированием из государственного бюджета.

Оба этих подхода получают всё большее распространение. Согласно отчёту, опубликованному в 2017 г. инвестиционной платформой Gust, с 2015 по 2016 гг. количество бизнес-акселераторов выросло на 50 % по всему миру и достигло 579, при этом число задействованных стартапов приблизилось к 9000. В эти проекты было ин­вестировано около 206 млн долларов США.
      

Программа SKF Innovation Challenge

В 2017 г. SKF представила новую программу — Innovation Challenge, целью которой является налаживание тесных связей с перспективными начинающими компаниями для ускорения перехода SKF на цифровые технологии. Первый такой проект был реализован во Франции в сотрудничестве со специализирующейся на предоставлении цифровых услуг компанией Atos и с инновационной стартап-платформой Agorize с подключением научной базы данных Techniques de l’Ingénieur.

Заявки на участие в этом проекте подали более 80 стартап-компаний, и 14 из них были включены в кураторскую программу SKF. В итоге четыре стартапа принесли хорошие результаты. Но основным результатом этой программы стали связи, налаженные между стартап-компаниями и SKF. На данный момент шесть стартапов проходят проверку обоснованности концепции: четыре проекта касаются решений в области машинного обучения, один затрагивает процессы контроля качества обработки, а ещё один относится к мониторингу энергопотребления.

Калифорнийская компания Y Combinator, которую часто называют первым бизнес-акселератором, является одной из наиболее известных в этой сфере. С момента своего основания в 2005 г. она помогла встать на ноги таким всемирно известным компаниям, как Dropbox, Airbnb и Reddit. Другими широко известными бизнес-акселераторами являются PlugAndPlay и Techstars. В рамках последнего, например, работают программы с участием таких бизнес-гигантов, как Amazon, General Electric и Ford.

По словам Коэн, бизнес-акселераторы чаще всего ассоциируются с информационными технологиями и программным обеспечением, но в действительности этот подход применим практически в любой отрасли. «Мы видим такие же схемы работы в самых разных отраслях, включая энергетику, пищевую и автомобильную отрасли промышленности, телекоммуникации, розничную торговлю и здравоохранение», – говорит она.

В сфере бизнес-инкубаторов примерами могут служить калифорнийский Idealab и новозеландский The Icehouse, которые помогли в развитии собственного бизнеса тысячам предпринимателей.

Ericsson, шведский гигант в области информационно-телекоммуникационных технологий, активно культивирует инновации, тесно сотрудничая с различными стартапами. В 2014 г.

компания организовала платформу открытых инноваций Ericsson Garage, которую её основатель и руководитель Сандор Альбрехт описывает как гибрид бизнес-акселератора и инкубатора. На 13 площадках в Северной Америке, Европе и Азии подобные платформы предоставляют сотрудникам возможности для работы над новыми бизнес-идеями. Компания ежегодно выбирает несколько стартап-проектов и работает с ними напрямую в рамках шестимесячной программы, которая включает в себя кураторство, обучение, контакты с отделом продаж компании и клиентами.

Альбрехт говорит, что в телекоммуникаци­онной сфере Ericsson отдаёт предпочтение возможностям, связанным с технологией 5G, поэтому контакт со стартапами открывает новые перспективы, которые иначе могли бы остаться незамеченными. «В этом году одним из стартапов в рамках нашей программы инкубатора является Build-r – небольшая шведская компания, которая собирается совершить переворот в строительной отрасли, выпуская роботов для монтажа листов гипсокартона, – рассказывает он. – Такая возможность нам бы и в голову никогда не пришла».

Сравнение бизнес-акселераторов и инкубаторов

 

Хэтэуэй считает, что благодаря бизнес-акселераторам стартапам требуется меньше времени для прорыва.

«Существуют достоверные данные, подтверждающие, что бизнес-акселераторы в целом достигают заявленных целей. Например, они увеличивают возможности стартап-компаний в плане привлечения венчурного капитала и поиска заказчиков, а также добиваются положительной динамики других ключевых показателей развития, – говорит он. – Но важно знать, что не все бизнес-акселераторы одинаково эффективны. Многие могут не дать никакого положительного эффекта, а в некоторых случаях даже принести убытки».

Данные об инкубаторах далеко не однозначны. Например, фонд Kauffman Foundation сделал обзор более 30 исследований, но так и не смог найти убедительных свидетельств положительного влияния инкубаторов на стартап-проекты.
      

ОБРАТИТЬСЯ В ОТДЕЛ СБЫТА

evolution@skf.com

При этом Коэн предупреждает, что взаимодействие со стартап-проектом само по себе не гарантирует успех. Она также полагает, что многие серьёзные компании по мере развития технологий будут искать другие способы сохранения позиций на рынке. «Многие инновации не представляют опасности для действующих игроков на рынке, – говорит она. – Например, электромобили, судя по всему, не нарушат привычную работу автомобильной промышлен­ности. Конечно, это серьёзная инновация, но подобные вещи не всегда приводят к деструктивным последствиям».

Однако Хэтэуэй подчёркивает, что для солидных компаний крайне важно идти в ногу с тенденциями рынка. Он упоминает производителя фотооборудования Kodak – некогда промышленного гиганта, работавшего по всему миру. Оказавшись неспособной разглядеть потен­циал инновационных технологий, компания «застряла» в привычной модели ведения бизнеса и прекратила своё существование во многом из-за появления цифровых фотокамер. «Компании, которые не ищут способов интегрировать изменения и инновации, рискуют повторить судьбу Kodak», – говорит он.

Материалы по теме